ГЛАВА II. О ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛАВЯН - Древняя Русь - В. Мавродин - История Киевской Руси - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    ГЛАВА II. О ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛАВЯН

    «Во мнозех же временах сели суть Словени по Дунае-ви, где есть ньще Угорьска земля и Болгарьска. И о тех Словен разидошася по земле и прозвавшася имены сво­ими, где седше, на котором месте».

    Так повествует о прародине славян и о расселении славянских племён древнерусский летописец. Старинные смутные предания, передававшиеся из уст в уста, а быть может, и документальные материалы, говорящие о давнем жительстве славян по Дунаю, заставили летописца усматривать в дунайских землях прародину славян. С тех пор как были написаны эти строки летописи, прошло много столетий. Вопрос о происхождении славян интересовал средневековых хронистов и летописцев, византийских, рим­ских и германских историков, географов, политических дея­телей, католических и православных монахов, арабских и персидских путешественников, слагателей скандинавских саг и анонимных авторов древнееврейских источников

    Могущественный и многочисленный славянский народ, с оружием в руках, под звон мечей и пение стрел вышедший могучей поступью на арену мировой истории и распростёр­ший владения свои на огромное пространство от лазоревых вод Адриатики и прибрежных скал Эгейского моря до дремучих лесов верховьев Оки и Днепра, от покрытых ту­маном берегов Балтики и залабских лесов и полей, от прозрачных озёр и холодных скал Карелии до залитых солнцем черноморских степей, не мог не приковать к себе внимание Запада и Востока.

    И если заброшенными куда-то далеко на север «венеда­ми» державный Рим только интересовался, то могучий натиск славян заставил византийских и западноевропейских

    писателей VI—VlI вв. с тревогой искать ответа на вопреки откуда взялись эти высокие, русоволосые, сильные и воин­ственные варвары с копьями, мечами и луками со стрела­ми, покорившие «ромеев», и как с ними бороться?

    Этот натиск славян и продвижение их всё дальше на юг и запад, когда славянские дружины дошли до Морей, Ита­лии, Малой Азии, Африки и Испании то в качестве само­стоятельного войска, то в качестве союзных и наёмных отрядов, заставили историка готов Иордана констатировать, что «теперь по грехам нашим они свирепствуют повсюду», а императора Константина Багрянородного с грустью за­метить, что «вся страна» (Византия) ославянилась.

    Современники этой эпохи «бури и натиска» славянства оставили нам свои труды. Неясные отрывочные сведения о славянах, домыслы, пересказы, записи со слов очевидцев, собственные впечатления, попытки по-своему осмыслить разные легенды, предания и сообщения — вот что пред­ставляют собой произведения античных, греко-римских, ви­зантийских, западноевропейских и восточных писателей I—VII вв. Скудны сообщаемые ими сведения, темна и не­ясна древнейшая история народов славянских, но тем ценнее каждый незначительный эпизод её, запечатленный в груде древнего автора, каждая особенность славянской жизни, быта, культуры, отразившаяся в письменном источни­ке, каждый заржавленный изломанный серп, полуистлевший кусок ткани, простенькое украшение, добытое трудом ар­хеолога, тем ценнее следы древних славянских языков, об­наруженные в современной речи, в топонимике, в надпи­сях, в произведениях далёких, давно прошедших веков кро­потливой работой лингвиста.

    В   эпоху  славянских  войн и походов, вторжений и завоеваний, передвижений и переселений о славянах говори­ли и в Византии, пышной,  великолепной, блестящей Ви­зантии, наследнике и преемнике Рима, и в полуразрушен­ном варварами и ими же варваризированном «вечном го­роде»— Риме, в монастырях, замках и городах пёстрой и многоплеменной,   полуварварской, полуфеодальной Западной Европы, напуганной появлением славян у Фульдского монастыря, в лесах Тюрингии, в прирейнских землях и в городах мусульманского Востока, в Закавказье, в Малой и

    Средней Азии, где учёные арабские географы, путешест­венники, поэты и купцы повествовали о «сакалибах» и «русах», совершавших отважные походы на города Закав­казья, пробиравшихся со своими товарами и на Каму и в далёкий Багдад.

    Не оставили воспоминания о первых страницах своей ис­тории лишь сами славяне, храбрый и мужественный, вели­кий и трудолюбивый славянский народ. В годы славянских завоеваний они ещё не знали, письменности, не могли запи­сать даже те полулегендарные сказания о начале славян­ского народа, которые передавались из уст в уста. По ту­манным, сказочным преданиям восстанавливали начальные страницы истории своих народов славянские летописцы и хронисты, наивными домыслами и собственной фантазией искажая и приукрашивая то немногое, что им было из­вестно. И недалеко ушли от них первые историки славян­ства XVI — XVII вв., повторявшие и развивавшие фантасти­ческие рассказы своих предшественников. Да и можно ли предъявлять требования к тем, кто писал во времена, ког­да истерическая наука находилась ещё в младенческом состоянии?

     Ставя вопрос о происхождении славян,, мы исходим из двух положений, принятых в советской исторической науке.

    1. Ни один народ как физическая величина не исчезает бесследно. Народ вечен. Каждый народ, имя которого, речь, культура, обычаи, сами соматические (телесные) осо­бенности с течением времени исчезают, всё же продолжает жить водице своих далёких потомков, и древние племена и народы должны быть учтены как творческая сила фор­мирования позднейших и современных народностей и наций.

    «Нынешняя итальянская нация, — говорит товарищ Сталин, — образовалась из римлян, германцев, этрусков, греков, арабов и f. д. Французская нация сложилась из гал­лов, римлян, бриттов, германцев и т. д. То же самое нужно сказать и об англичанах, немцах и пр. сложившихся в на­ции из людей различных рас и племен».1 И в гораздо более древние времена более обширные группы племён — герман­цы, славяне и другие — впитали в себя и ассимилировали десятки и сотни мелких племён, как протогерманских, про-

    тославянских, так и ставших германцами и славянами в силу включения их в очаги германского и славянского эт­ногенеза в результате экономических, политических и куль­турных связей, ибо «когда говорят о конкретном племени (а не об отвлечённом племени — примитиве), то это опре­делённое скрещение ряда племён...» Так писал извест­ный советский учёный языковед, археолог и историк Н. Я. Марр.

    Речь, культура и обычаи древних народов, само наимено­вание которых исчезает, продолжают в пережиточной форме сохраняться у их далёких потомков.

    Эти последние резко отличаются от древнейших племён и народов во всём, но всё же они являются физическими потомками своих отдалённых предшественников.

    2. Все передвижения и переселения народов, а они в ис­тории были и неоднократно, как правило, «е затрагивают основных масс населения той или иной области, страны, края как физической величины.

    Говоря о переселении народов, трудно отказать себе в удовольствии привести одно яркое и красочное место из популярной брошюры академика А. Н. Толстого «От­куда пошла Русская земля».

     «Движение народных масс подобно морским волнам, — кажется, что они бегут издалека и разбиваются о берег, но вода неподвижна, лишь одна волна вызывает взлёт и падение другой. Так и народы в своей массе обычно неподвижны, за редким исключением; проносятся тысячеле­тия над страной, проходят отряды завоевателей, меняются экономические условия, общественные отношения, племена смешиваются с племенами, изменяется самый язык, но основная масса народа остаётся верной своей родине».

    Вытекает ли из этого, что советская историческая наука должна отрицать передвижения и переселения народов и сводить всё их историческое развитие только к одной эволюции, так сказать, к «перевоплощению»? Отнюдь нет. Но складывание племён и народностей явилось результа­том отнюдь не одних переселений.

    Н. Я. Марр указывает:

    «В формации славянина, конкретного русского, как, впрочем, по всем видимостям, и финнов, действительное историческое население должно учитываться не как источ-

    ник влияния, а творческая материальная сила фор­мирования1. ..».

    Древнее население Европы, в процессе общественного развития, передвижений и скрещений, в процессе эволю­ции быта, мышления и языка, выковывает и формирует, развиваясь и преобразовываясь, впитывая в себя и погло­щая пришлые племена и группы, этнические объединения более поздних времён. Оно, это древнейшее население, принимает участие в формировании и славянства, и фин­нов, и литовцев, и угорских, и тюркских народов. Ибо нет и не может быть «расово чистых» народов, нет и не может быть совпадения рас и языков, нет и не может быть «этнически чистых» племён, народностей и наций.

    И в формировании современного славянства приняло участие множество племён глубокой древности: тех, кого уже знают древние греческие и римские историки и гео­графы, и тех, которые сошли со сцены ещё до того, как варварская Средняя и Восточная Европа стала известной писателям древности

    На первый взгляд отнесение ряда племён к непосредст­венным предкам славян кажется натянутым, но «что по­нимать под племенем. Тварей одного вида, зоологический тип с врожденными ab ovo (с самого начала —В. М.) племенными особенностями, как у племенных коней, пле­менных коров? Мы таких человеческих племён не знаем, когда дело касается языка» (Н. Я. Марр).

    А язык —основа народности, добавим мы от себя. Та­кова постановка вопроса о происхождении и развитии на­родов и языков.

    Исходя из этих двух положений, мы и попытаемся по­дойти к вопросу о происхождении славян.

    В поисках этнических предшественников славян мы уг­лубляемся в тот период, времени, когда на территории Европы ряд неолитических племен, ещё не будучи сла­вянами в собственном смысле этого слова, выступая лишь в качестве «пра» или «протославян», т. е. этнических сла­гаемых, из которых в дальнейшем, в силу исторических условий, образуется славянство, вступает в связь друг с другом, и, на основе общности хозяйственного уклада и сношений между ними устанавливается культурная и этни­ческая общность или, во всяком случае, близость.

    В формировании современных славянских народов приняло участие множество племён и народов древности, при этом мы отмечаем, что основная линия этногенеза идёт от дробности к целостности, от множественности к единству, не к расчленению единого пранарода с определёнными, с са­мого начала сложившимися антропологическими (сомати­ческими) и языковыми устойчивыми и неизменяющимися особенностями, а к объединению слабо связанных между собой этнических образований в великие семьи народов

    Понятно, что такое сближение происходит и в отдалён­ные и в более близкие нам времена, чаще всего между племенами, близкими друг другу по образу жизни, уровню общественного развития, по быту, языку, культуре, что имеют место и обратные процессы, а именно расхождения, расчленения единого на дробное, разъединения, выключе­ние племён, их частей или групп племён из этногонического процесса, их передвижения и переселения, поглоще­ние ими других племён или ассимиляция, всё новые и но вые дробления, перемещения и скрещения.

    И каждое современное этническое образование является продуктом чрезвычайно сложного исторического процесса схождения и слияния, дробления и распада, переселений и перерождений, скрещений и трансформаций, разнообразных этнических, т. е. языковых, расовых и культурных элементов.

    Из этих позиций мы исходим при попытке постановки про­блемы этногенеза славян и, в частности, восточных славян. Уже за 3000_лет до н. эры, неолитические. племена Европы поделились на охотничье-рыболовческие, занимавшие почти всю лесную полосу Восточной Европы от Балтики до Урала и от крайнего Севера до Припяти и Дёсны и создавшие так называемую культуру"ямочно-гребенчатой керамики», и земледельческие, занимавшие более южные области Европы  Атлантического океана до Днестра,

    среднего Днепра и Дуная.              

    На востоке этой территории, в современных Югославии, Румынии, на Правобережной Украине и, частично, в. Заднепровском левобережье неолитические земледельческие племена создают так называемую «Tpипольскую культуру», своеобразную, яркую, высокую культуру оседлых племён, занимавшихся мотыжным земледелием и живших мат­риархальными родами.

    Земледелие трипольцев носило так называемый «огороднический» характер, так как земля возделывалась от руки,

    мотыгой, как огород. Трипольцы возделывали просо, ячмень, пшеницу. В раннетрипольское время примитивное мотыжное земледелие было ведущим. Земледелие сочеталось со скотоводством, носившим пастушеский характер, причём разводился главным образом крупный рогатый скот, и только позднее, в позднетрипольское время, наряду с ро­гатым окотом появилась недавно приручённая лошадь. Скот разводился только на подножном корму, и никаких заго­товок сена не было. По мере необходимости и в момент опасности скот загонялся на площадь внутри поселения. Охота и рыбная ловля, особенно последняя, играли второстепённую роль.

    Трипольцы "Выли оседлым земледельческим населением. Их посёлки располагались у воды, но при этом не всегда избирались берега больших рек, а зачастую Трипольцы до­вольствовались небольшим ручейком, текущим по дну степ­ного оврага. Это обстоятельство отчасти и обусловливали слабое развитие рыболовства. Оседлость трипольцев спо­собствовала развитию гончарного искусства и созданию знаменитой расписной трипольской керамики.

    Жилищем трипольцам служили большие дома, покрытые двускатной крышей, стены которых были сплетены из ветвей и обмазаны глиной. Стены домов трипольцы иногда расписывали краской. Дом возводился на плотной глиня­ной площадке, которая служила полом. Внутри дома по­мещались печи.

    Позднетрипольские племена отходят от мотыжного зем­леделия. Усйливается значение скотоводства и охоты. Глав­ным домашним животным вместо крупного рогатого скота cстановится лошадь. Вместе с ростом скотоводства наблю­дается и естественный результат этого явления — большая подвижность населения. Время от времени в некото­рых местах начинаются переходы с места на место. Ухуд­шается керамика. Исчезают большие дома, и их место за­нимают семейные землянки. Поселения трипольцев этой поры сосредоточиваются уже главным образом на низмен­ных левых берегах степных и лесостепных рек. Наблюдает­ся переход к патриархально родовым отношениям. Появ­ляются и распространяются первые украшения и орудия из меди и бронзы. Начинаются межплеменные войны. Возникают укрепленные поселения — городища.

    Нам неизвестны племенные названия создателей «Три

    польской культуры», мы не знаем, каковы были их языки, а язык — основа этноса, основа народности, но не свя­зывать эти земледельческие оседлые племена, к которым генетически восходит ряд племён Приднепровья, с позд­нейшими славянами, также не представляется возможным Несомненно, что создатели «Трипольской культуры» приня­ли в какой-то мере участие в формировании славянства.

    Земледельческие традиции, имеющие глубокие историче­ские корни в Среднем Приднепровье и сопредельных обла­стях, остатки древних религиозных представлений, свойст­венных трипольцам, сохранившиеся у позднейших обитате­лей этих мест вплоть до времён древней Руси (культ ма­тери-Земли, культ быка), сохранение некоторых особенно­стей материальной культуры и т. п., — всё это генетически роднит трипольцев с земледельческими скифскими племе­нами, а этих последних — с восточным славянством.

    «Трипольская культура» связывала население Приднеп­ровья, с одной стороны, с Западом, с Подунавьем, с протоиллирийцами, с племенами культуры «ленточной керами­ки», с другой — с Балканами, с  протофракийцами, племе­нами культуры «крашеной керамики», со Средиземноморьем.

    Несколько более высокое развитие культуры трипольцев, выделяющее их из числа других неолитических земледель­ческих племён, объясняется влиянием со стороны древних цивилизаций Восточного Средиземноморья, в частности Крито-Микенской культуры, так ярко сказывающееся на культуре древних фракийских племён.

    Со времён Триполья племена Восточной Европы всту­пают в общение с цивилизациями Восточного Средизем­номорья — древнейшего очага человеческой культуры, и по­падают в орбиту их влияния.

    В силу всего изложенного нет оснований не признавать в трипольцах один из древнейших компонентов славянства и можно вслед за Хвойко, открывшим «Трипольскую куль­туру», говорить о создателях «Трипольской культуры» как о «протославянах», учитывая, конечно, исторические пере­движения и скрещения.

    В лесной полосе Восточной Европы, к северу от обла­стей распространения трипольской культуры, обитали пле-мена, отличавшиеся от земледельцев-трипольцев.

    Племена лесной полосы Восточной Европы создают культуру «ямочно-гребенчатой керамики» (3000—1000 лет

    до н. эры). Эта культура принадлежит рыбакам и охотникам, жившим родами, объединёнными в племена, в поселениях, не знавших укреплений, причём зимой жильём служила землянка, а летом — шалаш. Господствовали матриархальные отношения.

    Большинство лесных племён, племён рыболовов и охотников, в дальнейшей своей истории дало литовские и главным   образом финно-угорские племена Восточной Европы Но часть их со временем, в середине I тысячелетия н.э. смешалась с земледельческими протославянскими племенами, обитавшими к югу и западу от них, и ославянилось. Процесс   поглощения  малочисленных и  слабо связанных друг  с  другом  лесных племён славянами шёл и paньше и позднее (так, например, уже в летописное время образов. литовское племя голядь и восточно-финские племена мурома и весь), что нашло отражение и в духовной и территориальной культуре (например, сходство керамики славянских   городищ так называемого «Роменского типа», распространённых в IX в. на левобережной Украине, явно северного,   лесного происхождения,  с «ямочно-гребенччатой керамикой», наличие общих элементов в языке, обычааев и т. д.). Это даёт нам право утверждать, что и часть племен лесной   полосы   является   далёкими предками BOCTOчных  славян.

    В более поздние времена, между 2500 и 1800гг до н. эры, создаётся земледельческая, так называемая "лужская-кульзура», охватывающая земли от_Эльбы и Верхнего Дуная до Днепровского правобережья от Балтики до Карпат на востоке , несомненно связанная с культурой племен позднего Триполья.

    Область распределения «лужицкой культуры» совпадает с землями, занятыми славянством уже в исторические времена.             

    «Лужицкая культура» без какого бы то ни было разрыва связывается с  культурой  «полей погребальных урн», безусловно славянской.

    Всё это даёт нам возможность видеть в областях ]распространения «лужицкой культуры» второй, западный, славянского этногенеза.

    Племена «лужицкой культуры» возводили большие городища, окружённые  валом и бревенчатыми стенами. Обычным жилищем служили большие деревянные дома. На некоторых

    .городищах обнаружены остатки мостовой. Высокого развития достигают земледелие и ремесленная  деятельность. Hecомненным  для   нас  является тот факт, что в эпоху позднего неолита, и бронзы, на низшей стадии варварства, у ряда земледельческих племён, сохранивших следы древности зарождения у них земледелия и своей этнической близости — в общности земледельческих терминов в их языках на   огромной  территории Центральной и Восточной Европы начинают складываться общие черты. Нет никакого сомнения в том, что славянское единство развивалось на основе древней земледельческой культуры, Тщательный анализ земледельческих терминов во всех славянских   языках даёт возможность говорить об их удивительной близости, больше того — о тождестве, несмотря на огромные  расстояния, отделявшие славянские народы один от другого.   Так,   например,   термин  «жито» от глагола жить» существует во всех славянских языках в обозначении  главного рода хлеба, бывшего основным продуктом питания, и обозначает рожь, ячмень, пшеницу, а у резян — даже кукурузу. Слово «обилие» означает богатство вообще и одновременно урожай хлеба, хлеб собранный, хлеб на корню и хлеб вообще. Слово «брашьно» («борошно»)  означает и имущество, и еду вообще, и, в частности, муку. Приведённое свидетельствует о том, что у древних славян в эпоху их первоначальной близости земледелие играет решающую роль, так как термины, означающие богатство имущество, даже самоё жизнь, взяты из земледельческой терминологии и обозначают хлеб как главную пищу, имущество и средство к поддержанию жизни.

    Кроме того, мы можем сделать вывод о древности зем­леделия и о тесной связи славянских племён между собой в период зарождения у них земледелия, на что указывает общность сельскохозяйственных терминов.

    Название целого ряда злаков тоже носит общеславян­ский характер — «пьшеница» (пшеница), «пьшено» (пшено), «овос» (овёс), «зръно» (зерно), лён и др. Общеславянски­ми терминами являются «ррати» (пахать), «сеять», «ратай» (пахарь), «нива», «семя», «ролья» (пашня), «ляда», «це­лика», «угор», «перелог», «бразда», а также обозначения земледельческих орудий: соха, плуг, лемех, рало, борона, мотыга, лопату.

    лых, когда подвижные и воинственные кочевники начали непрерывные нападения на оседлые земледельческие пле­мена, результатами которых был увод скота и рабов, грабеж и насилия, земледельцы принялись за постройку укреплённых городищ,  возведение огромных,  длинных, так называемых "змиевых», валов и т. п. Так возникли гро­мадные городища скифской поры: Пастерское, Бельское, Матронинское и др.

    Они располагаются главным образом, как и ранее, на берегах небольших рек, у оврагов, на дне которых текли ручьи. Интересной особенностью городищ скифской поры является их тяготение к лесным массивам, служившим естественной защитой о г враждебных степняков-кочевий ков. Даже на опушках лесных массивов мы почти не встре­чаем городищ. Больщая площадь городищ, обнесённых ва­лом и рвом, к достигающая нескольких тысяч гектаров представляет собой целый заселённый район с поселением из землянок, полуземлянок и наземных жилищ, с обрабо­танными полями, площадкой для скота и т. д. У скифских земледельческих племён существовало плужное земледе­лие. Возделывались просо, пшеница, лук, чеснок», лен, ко­нопля. Несмотря на господство земледелия, у скифских земледельческих племён большую роль играло скотоводство. Орудия .труда изготовлялись из меди, бронзы, а позднее и железа.

    Скифские городища довольно многочисленны, и от Дне­стра и Припяти до Северного Донца их насчитывается более сотни.

    Древнегреческий писатель Геродот, «отец истории», по­сетивший Северное Причерноморье в V в. до н. эры, го­ворит о том, что к северу и западу от кочующих скифов живут скифские и не скифские оседлые земледельческие племена.

    В 10—11 днях пути от низовьев Днепра, т. е. на тер­ритории современных Запорожской, Днепропетровской, Киевской и Полтавской областей, он помещает скифов-пахарей.

    Земледельческие племена занимают обширную террито­рию от Бессарабии и Днестра до Северного Донца.

    Выделение воинственных Кочевых племён, занявших причерноморские степи и постоянно нападавших на жив­ших к северу и северо-западу оседлых земледельцев, по-

    будило этих последних для борьбы со степняками создать целую укреплённую линию, состоящую из длинных валов и огромных городищ, тянущуюся на сотни километров. Создание такой укреплённой линии было под силу только племенным объединениям. Следовательно, времена скиф­ских земледельческих племён (Vlll—VII вв. до н. эры и до III—Il вв дo н. эры), когда земледельцы боролись с кочевниками, прорывавшимися до Припяти, Польши и Вос­точной Пруссии, были временами укрепления тесных меж племенных связей, а следовательно, временами установле­ния языковой культурной и бытовой общности. Это был большой диалектический скачок в процессе славянского эт­ногенеза, первый этап формирования славян из аморфной массы палеоевропейских племён. Генетическая связь в го­родищах скифской поры культурных слоев эпох скифской и киевской, отсутствие указаний на смену населения этих городищ, сходство обычаев, верований, вещественных па­мятников, произведений искусства, наконец, самого антро­пологического типа скифов и древних русских, связи скиф­ских языков с славянскими, конкретно, русскими, показан­ные Н. Я. Марром, — всё это говорит о том, что вклад скифских земледельческих племён в славянство очень ве­лик, как велик и вклад скифской культуры в древнерус­скую культуру.

    Как показали раскопки ряда городищ скифской поры в среднем Приднепровье, особенно на территории Киевщины, как то: Жарища, Матронийского, Великобудского и др., они были обитаемы от времён скифов и до периода рас­цвета Киевского государства. Вскрытая раскопками эво­люция культуры земледельческого населения ведёт от земледельческой скифской культуры к культуре «полей погребальных урн» времён готов, гуннов и антов, причём обе они генетически тесно связаны и последняя является дальнейшим развитием первой, затем к культуре VII— VIII—IX вв., за которой укрепился термин «раннеславян-ской», и, наконец, всё это покрывается слоями культуры Киевской Руси XI—XII вв.

    Культура земледельческих племён скифской поры как бы незаметно перерастает в культуру «полей погребальных урн» (о которой речь будет далее)  уже  безусловно сла-вянскую, и перерастает без каких бы то ни было указаний на смену населения.

    Не представляет исключения и сам Киев, на территории V которого не раз находили скифо-сарматские, греческие и римские вещи: керамику, римские монеты, бронзовые и железные изделия и т. п, остатки культуры «полей погребальных урн» и, наконец, вещи «раннгславянской» поры, что свидетельствует, между прочим, о возник навении Киева как поселения ещё в первые века нашей эры.

    В народном искусстве древней Руси продолжаются тра­диции скифо-сарматского искусства (терракоты, «черпала», вышивки, в частности, вышивки, изображающие коней и богинь, и т. д.).

    Внешний облик скифа (так, как он представлен в изо-

    бражениях) также имеет поразительное сходство со сла­

    вянским, русским типом.

    В религиозных представлениях древних славян длитель­ное время сохраняются пережитки скифо-сарматских ре­лигиозных представлений.

    Поэтому мы можем утверждать, что потомки трипольцев — скифские земледельческие племена Приднепровья — могут одновременно считаться одним из предков восточ­ных славян—протославянами, при этом протославянами, не порвавшими связи с западным, повислинско-прибалтийским очагом славянского этногенеза.

    В этногенез восточного славянства включились и другие племена.

    Это  были невры,  о которых говорит Геродот и память о которых   сохранилась в топонимике   западных   областей       древней Руси.

    Между Вислой и Западным Бугом, а быть может, и дальше на восток до Днепра лежали земли невров. Ника­ких сдвигов населения на этой территории нельзя отметить на протяжении двух-трёх тысячелетий и во всяком случае от Геродота и до времени Киевского государства.

    Геродот сообщает только о передвижении невров на восток, в земли будинов, которых исследователи считают протофиннами, и это, быть может, первое глухое упомина­ние о расселении славян на восток, в земли древних фин­ских племён.

    В Заднепровье среди финских наименований встречаются и чисто славянские, например, Десна, причём название ле­вого притока Днепра «Десной» заставило исследователей

    говорить о расселении славян по левобережью из среднего Поднепровья на север, вверх по течению Днепра. Харак­терно то обстоятельство, что земледельческие племена древних культур (Трипольской, «полей погребений») почти не занимали левый берег Днепра, а если и обитали здесь, то главным образом на среднем течении.

    Имя невров отложилось в топонимике края.

    По течению Западного Буга, где ещё в XVI в. лежала «Нурская земля», струятся Hyp, Нурец и Нурчик. Здесь когда-то жили невры и в летописные времена народ «нари-цаемии Норци, иже суть Словене».

    Эти неясные указания, вера в волков-оборотней, почита­ние змей связывают геродотовых невров с литовским и за­паднорусским населением этого края летописных и более поздних времён.

    В состав славянства вошли несомненно и племена Придунайских земель, которых древние греки называли гетами, а римляне — даками. Не случайно Феофилакт Симокатта упорно называет славян гетами, подчёркивая, что так именовали славян в древности, а на изображениях знаменитостей Траяновой колонны, поставленной в честь покорителя Дакии, римского императора Траяна, среди фигур, изображающих покорённых обитателей Дакии, встречаются фигуры «варваров» со славянским типом лица, причёской, одеждой и т. д.

    В течение длительного процесса формирования славян­ства в него включились и другие племена. Несомненно в со­став славянства вошли лугии, жившие на территории совре­менных Лужиц (Восточная Германия), частично кельты (Карпаты и Закарпатье), фракийцы, иллирийцы (Подунавье и Балканы), прафинские и пралитовские племена севера.

    Процесс расширения очага славянского этногенеза, в ко­торый включаются различные племена, постепенно сливаю­щиеся с протославянами в единый славянский массив, нахо­дит отражение в распространении на обширной территории культуры «полей погребальных урн». Так как в первых письменных источниках эта территория выступает в основ­ном как область расселения славян, то и культуру «полей погребальных урн» мы считаем славянской.

    Культура «полей погребальных урн» возникает в Подне-провье около н. эры. Несколько раньше она появляется в западных областях Центральной Европы, в районах древней

     «лужицкой культуры», т. е. в тех местах, где ещё в конце неолита и в эпоху бронзы наметилась культурная общ­ность, которую мы вправе назвать этногенезом протославян

    «Поля погребальных урн» охватывают Бранденбург и Лужицы, где доходят до Эльбы, северную Чехию, Моравию, Познань, Закарпатье, Галицию и Польшу. В Восточной Ев­ропе они распространены на Волыни, среднем Приднепро­вье, где «поля погребений» выходят частично на левый бе­рег Днепра у устья Десны и южнее, в Полтавской обла­сти; в бассейне Западного Буга, где они встречаются восточнее и севернее Бреста до Гродно, а на северо-востоке северные «поля погребальных урн» доходят до верховьев Днепра.

    Несмотря на сравнительно широкое распространение! «по­лей погребальных урн» в Восточной Европе, основными их центрами на востоке являются Приднепровье и Западная Украина, где (в Чехах и Поповке) находятся древнейшие её очаги, восходящие к неолиту и бронзе.

    В лесостепной полосе Украины нанесён на карту 161 пункт находок «полей погребальных урн», датируемых только 1-4 вв. н. эры. Большое количество «полей по­гребений» датируется несколько более поздним временем.

    Ничем не выделяющиеся над поверхностью земли «поля погребальных урн» обнаруживаются с трудом. Они, пред­ставляют собой кладбища, состоящие иногда из 600 и более индивидуальных погребений. Для культуры «полей погребальных урн» характерны сочетание трупоположения с трупосожжением и наличие урн с прахом и вещами, поставленных на глиняной площадке, напоминающей площадки Триполья. Инвентарь бедный, однообразный и состоит главным образом из фибул, шпилек, бус, гребеш­ков, подвесок, пряслиц, пряжек и т. п. Из орудий труда попадаются серпьг. Оружие не встречается вовсе. Из им­портных вещей попадаются стекло, краснолаковая по­суда, серебряные и бронзовые украшения, морские рако­вины. Нередки находки  римских монет.

    Период зарождения и развития культуры «полей погре­бальных урн» был временем, когда Центральная и Восточ­ная Европа, населённые пёстрыми по культуре много­язычными племенами, находились под влиянием Рима, когда границы могущественной Римской империи в заду­найской Дакии простирались на севере до Карпат, а на

    востоке до низовьев Днепра, когда вместе с вовлечением в торговлю с Римом, с античными городами Причерно­морья и Подунавья на север проникали не только рим­ские изделия, украшения, драгоценности и монеты, об­наруживаемые в кладах древних славянских земель эпохи великого переселения народов, но и римское влия­ние. Торговля с Римом варварских племён, создавших культуру «полей погребальных урн», способствовала дальнейшему разрушению их первобытной изолирован­ности, начавшемуся ещё в эпоху позднего неолита и бронзы, их сближению между собой, втягивала в орбиту влияния Рима, создавала близость варварских племён между собой. Римское влияние шло не только по линии экономических связей; оно способствовало проникновению римской культуры в среду варварских племён. Этим влиянием объясняются предание о Трояне (под Трояном подразумевается покоритель Дакии римский император Траян), коляды и русалии, трансформировавшие древне-славянских «берегынь» в русалок, заимствование у рим­лян русскими меры сыпучих тел — «четверти» (26,24 литра), полностью соответствующей римскому «квад­ранту» (26,24 литра), появление местных подражаний римским фибулам, римской чёрной лощёной посуде и т. д. В борьбе- с Римом складывались рассыпались, и вновь складывались обширные объединения варварских племён, в которых деятельное участие приняли славяне, начавшие эпоху политического объединения славянства, — дальней­ший шаг по пути славянского этногенеза.

    Так на рубеже двух эр на огромной территории от Левобережья Среднего Днепра до Лабы (Эльбы), от По­морья (Померании), Лужиц и Бреста до Закарпатья, Поднепровья и Нижнего Днепра в процессе объединения племён, языков и культур на древней местной «прото»-или «праславянской» основе начинает складываться соб­ственно славянство.

    Я считаю необходимым подчеркнуть этот термин — «собственно славянство», так как процесс складывания этнически однообразных массивов на древнейших ста­диях (Триполье, «лужицкая культура», культура скифов-пахарей), в силу архаических форм объединения может быть назван процессом складывания «прото»- или «пра-славян», тогда как во времена «полей погребальных

     

    урн» славянство  в  собственном смысле этого слова  вы­ступает уже в исторических источниках.

    Этногенез славянства распадается на ряд этапов, отли­чающихся между собой тем, что каждый последующий этап имел место во времена более высокого уровня раз­вития производительных сил, производственных отноше­ний, быта и культуры, что и определило более совершен­ную стадию этнического объединения. Культура «полей погребальных урн, уже несомненно раннеславянская, подвергшаяся значительному воздействию римской циви­лизации на всей территории распространения «полей по­гребений», характеризуется высоким развитием произ­водства, социальных отношений, быта и культуры. Господствуют плужное, пашенное земледелие, высокоразвитое ремесло с гончарным. Крутой, а наличие в трупопо-ложениях более богатого инвентаря по сравнению с ин­вентарём трупосожжений свидетельствует об имуществен­ной диференциации, характерной для высшей степени варварства, для эпохи «военной демократии».

    К сожалению, до сих пор плохо изучены поселения культуры «полей погребальных урн». Повидимому, основ­ным типом поселения были открытые «селища», хотя создатели «полей погребений» продолжали обитать и в огромных древних скифских городищах: Пастерском, Матронинском, Великобудском. Появляются и небольшие городища типа Кременчугского, Кантемировского и др. Но были ли их создателями те, кто хоронил своих по­койников на «полях погребений», — сказать трудно.

    Культура «полей погребальных урн» в значительной степени отличается от культуры этого же периода вре­мени, распространённой в верховьях Днепра, Волги и Оки, где позднее мы находим северные восточнославянские племена. Поэтому можно с уверенностью сказать, что процесс возникновения славянства в более южных и за­падных областях Европы, где оно выступает в I — VII вв под названием «венедов», «славян» и «антов», начался раньше, чем на севере. Но о племенах северной части Восточной Европы мы будем говорить далее, в связи с вопросом об антах.

    Итак, мы должны констатировать, что в первые века новой эры процесс этногенеза славян протекает чрезвы­чайно быстро и в яркой форме. В этот процесс включа-

    лись и племена, в эпоху неолита и бронзы чуждые прото-славянской культуре, становясь таким образом славя­нами, так же точно, как отдельные племена протославян-ской группы могли быть позднее поглощены соседями и ассимилироваться в их среде, что тем более понятно, если учесть сравнительно слабую заселённость лесных пространств, где часто племена различной этнической принадлежности сидели чересполосно, взаимопроникая в земли друг друга. Но племена, попавшие в основной, главный очаг славянского этногенеза, границы которого мы очертили ранее, несомненно, могут считаться созда­телями славянского этнического типа.

    В процесс формирования славянства включились раз­личные племена, причём не они поглотили славян, а сла­вяне растворили их в своей среде, так как одни из них сошли со сцены очень давно (кельты), другие были раз­громлены (гето-дакийцы), третьи перенесли центр тяжести своей политической деятельности на запад (германцы), четвёртые, отсталые, малочисленные и рассеянные на огромном пространстве (угро-финны и балтийцы), сами подпали под влияние славян.

    В качестве примера приведём так называемую «липицкую культуру» (от с. Липица Горна Рогатинского района Западной Украины), представляющую собой_ местный вариант культуры «полей погребальных урн». Липицкая культура, с одной стороны, сближается с культурой земли гетов, древней Дакии (Румыния, Вен­грия) раннеримского периода, с другой — перерастает в раннеславянскую культуру. В это время (III—V вв. н. эры) начинают сливаться два очага этногенеза восточных сла­вян — Прикарпатский и Среднепетровский. В процессе этого слияния ославяниваются остатки гето-дакийских, кельтских, скифских и сарматских племён, и далёкие потом­ки тех, кого греки называла гетами, а римляне даками, бессами, костобоками и т. д., выступают уже в качестве юго-западной ветви восточнославянских, русских племён.

    Наличие в древней Дакии римской поры славянской то­понимики (Patissus—Потиссье, Pistra—Быстра, Быстрица, Tsierna — Чёрная и т. д.), находка древнегреческой над­писи «dzoapan» — жупан, антропологический и этногра­фический тип варвара Дакии подтверждают наши пред­положения,

     

    Таковы составные части славянства по археологическим данным.

    Вполне понятно, почему своё рассмотрение вопроса о происхождении славян мы начали с рассмотрения памят­ников материальной культуры.

    Ещё до того, как писатели древности впервые упомя­нули о венедах, славянах и антах, за столетия и даже тысячелетия до н. ары, на обширной территории начи­наются процессы, приведшие к образованию племенных массивов, которые складываются в землях исторических славян.

    Если материальную культуру славянских земель эпохи письменных источников мы можем безоговорочно считать славянской, то, анализируя пути её сложения и её истоки, мы можем проследить и те протославянские элементы, из которых она сложилась в результате длительного и сложного развития, и то исчезновение частных, локаль­ных, а следовательно, племенных признаков, которые столь характерны для глубокой древности, и нарастание общих, которое не оставляет сомнения в том, что пле­мена однородной культуры складываются в этническое образование нового типа — славянство.

    С начала н. эры о славянах говорят и письменные источники.

    В Певтингеровых таблицах — дорожнике, составленном в самом начале н. эры при императоре Августе, дважды упоминается племя венетов, соседей бастарнов, обитав­ших на Карпатах, и гетов и даков, занимавших низовья Дуная; дважды потому, что, очевидно, дорога два раза проходила через их землю. Певтингеровы таблицы — один из первых источников, говорящих о венедах.

    В «Естественной истории» Плиния Старшего, жившего в I в. н. эры, мы читаем: «Некоторые писатели передают, что эти местности, вплоть до реки Вистулы (Вислы), за­селены сарматами, венедами, скифами, гиррами».

    В «Германии» Тацита также говорится о венетах или венедах: «Здесь конец страны свевов. Относительно" пле­мен певкинов, венетов и финнов я не знаю, причислять ли мне их к германцам или сарматам... Более похожи венеты на сарматов по своим нравам и обычаям».

    Ещё одно упоминание о венедах мы имеем в «Геогра­фии» Птоломея: «Сарматию занимают очень большие

    племена Венеды вдоль всею ЁенедскоГо залива; на Да­кии господствуют певкины и бастарны; по всей террито­рии, прилегающей к Меотийскому озеру, — языги и роксаланы; в глубь страны от них находятся амаксобии и аланы —скифы».

    И это не первые упоминания о венедах. О венедах знали в классической Греции.. Так, например, Геродот сообщает о том, что янтарь привозят с реки Эридана от енетов (венетов). Софокл (V в. до н. эры) знал, что ян­тарь доставляют с севера, с берегов Северного океана, добывая его в какой-то реке у индов. В енетах (вене­тах) и индах V в. до н. эры не трудно усмотреть виндов или венедов.

    Сравнивая и сличая скупые свидетельства древних авторов, мы можем сделать вывод, что венеды обитали к северу от Карпат до Балтийского, моря («Венедского за­лива»). Оттуда северная граница расселения венедов шла на восток вдоль полосы озёр и болот к Нарове и Припяти и на запад заходила за Вислу к Одеру. Южная граница венедов от северных склонов Карпат шла на восток вдоль лесостепной полосы, в юго-западной части которой венеды были соседями даков, а в юго-восточ­ной — сарматов.

    Что под термином «венеды» скрываются славяне, не вызывает никаких сомнений.

    Если для Плиния, Тацита и Птоломея венеды — мало­известный народ далёкого севера, а Тацит откровенно сознаётся в своей неосведомлённости по поводу того, к кому из известных римлянам народов — германцам или сарматам—их причислить, высказавшись всё же, после некоторых колебаний, в пользу близости венедов по нра­вам и обычаям к сарматам, то более поздние писатели, познакомившиеся со славянами и антами во времена их вторжения в пределы Византийской империи, не колеблясь, считают венедов древним названием славян и антов.

    Историк готов Иордан, писавший в VI в., указывает: «От истока реки Вислы на неизмеримых пространствах основалось многолюдное племя венедов. Хотя названия их изменяются теперь в зависимости от различных племён и местностей, однако, главным образом они именуются склавинами и антами». И далее: «Они (славяне. — В. М.), как мы установили в начале изложения, именно в перечне

    народов, происходя из одного племени, имеют теперь три имени: т. е. венеды, анты и склавины».

    Венедами называли славян и позднее. Так, Алкуин го­ворит о «славянах, которых мы называем венедами». О «венедах» и их реке Висле говорит так называемая «Песня английского путника» (VIII — IX вв.). Немцы и по сю пору называют славян «вендами», а финны — «венейя».

    Никаких следов языка венедов в письменных источни­ках мы не обнаруживаем. Никаких слов, никаких имён собственных писателей древности нам не сохранили.

    Тем большее значение приобретает топонимика — «язык земли».

    Речь древнейшего населения отложилась в названиях рек, озёр, болот, гор, лесов. Так, например, если «дон» по-осетински (осетинский язык принадлежит к иранским языкам) означает «вода», то это значит, что название реки Дона дано было сарматами, среди которых были иранцы.

    Так же точно название озера «Селигер» объясняется из финских языков, в которых оно обозначает «рыбное озеро» (или «изрезанное озеро», «озеро уклейки»).

    В русском же языке эти слова — лишь набор звуков, ассоциируемый с определённым географическим пунктом.

    Это означает, что оба названия даны не русскими, не славянами и область Дона и Селигера была заселена славянами поздно и они восприняли эти названия от на­селения с иной речью, древнейшего населения данных областей.

    Там же, где текут Припять, Бобр, Десна, Березина, Вепрь, — там издавна обитали славяне.

    Если мы обратимся к «языку земли», то увидим, что почти по всей территории распространения культуры «по­лей погребальных урн» господствует славянская топонимика.

    На всем пространстве от Поморья, Лужиц, Силезии до Заднепровья и Полесья, от низовьев Вислы до Карпат и даже Закарпатской низменности тянутся земли, по ко­торым текут Десна и Припять, Березина и Тетерев, Бобр и Вепрь, где такие наименования, как Болотница, Бродница, Гнилая, Добра, Ельня, Комар, Яблоница, Быстрица, Лозница и т. п., встречаются повсеместно.

    К северу от Припяти тянутся земли, где встречается смешанная славяно-литовская и литовская топонимика

     (Упа — литовское «река», Жиздра — лит. «песок», Нара — лит. «петля», Обща -лит. «ольховая» и т. д.).

    Близость и созвучность языка древнейшего населения

    Ясельды, Немана и Нарева — протолитовцев и славян —

    результат того времени, когда речь племён, населявших

    этот край, ещё не была ни славянской, ни литовской, но

    заключала в себе зародыши той и другой. Это была

    эпоха венедов Плиния, Тацита и Птоломея.

    Литовские наименования встречаются далеко на вос­токе и северо-востоке. Ещё дальше, в верховьях Днепра, Оки, Волги и далее на восток топонимика, как правило, финно-угорского происхождения.

    Характерно, что область распространения топонимики такого рода в основном совпадает с границей распростра­нения в неолитическую эпоху культуры OXOTHиKOB  и рыба­ков, создателей «ямочно-гребенчатой керамики». Когда мы говорим о топонимике финно-угорского происхождения, то имеем в виду, конечно, не современные исторические фин­ские народы и не современную речь восточных финнов.

    В «языке земли» Восточной Европы отложилась речь древнейшего населения. Это были палеоевропейцы, слож­ный комплекс разноязычных племён, следы речи которых сохранились и в топонимике и в языках финских пле­мён севера Восточной Европы, и в языках литовских, и в языках славянских племён. Но север и восток Восточ­ной Европы были очагом этногенеза финно-угорских пле­мён, тогда как северо-запад — литовских, а запад, центр и юго-запад — славянских племён. Поэтому в одних ме­стах превалирует славянская топонимика, так как более устойчивыми при данных исторических условиях оказа­лись те элементы в доиндоевропейской и дофинно-угорской речи палеоевропейцев, которые были исходно-славянскими, в других — финно-угорская, так как здесь шёл процесс формирования из древних языков финно-угорской речи, и поэтому, естественно, сохранились те их эле­менты, которые были близки к исходно-финно-угорским и т. д.

    Исходя из анализа «языка земли», мы приходим к вы­воду, что славянская топонимика земель от Одры и Лабы до Десны и Сожа — очень древнего, происхожде­ния. В ней, как в зеркале, отразился древнейший этап истории славян.

    В однообразных названиях рек и озёр, гор и лесов древнее население сохранило память о себе, о своей куль­туре, своих обычаях и религиозных верованиях. Это на­селение было славянским. Постепенно славянская топо­нимика охватывает всё новые и новые земли, распро­страняется на север и северо-восток, на запад и юг. Это свидетельствует о расселении славян и о включении в очаг славянского этногенеза племён с иной в прошлом, не протославянской речью и культурой (лугии, частично кельты, восточные германцы и гето-фракийцы на западе, финно-угорские и литовские племена на востоке, в част­ности, в более поздние времена, голядь, меря, весь, мурома   и  др.).

    /Так расширяется круг предков славян. Этот процесс усилился в эпоху вторжений славян в пределы Визан­тийской империи, в период их расселений на запад, на север и восток, всколыхнувших весь славянский мир, когда древнейший очаг славянского этногенеза в Восточ­ной Европе включил в орбиту своего влияния, а следо­вательно, и в процесс формирования славянства прото-славянские племена верховьев Днепра, Оки и Волги.»

    Период «бури и натиска» славян, сплачивая их в войнах и походах на Византию, в то же самое время был эпохой расселения славян, расчленения и отпочкования племён, диференциации славянских языков и культур, т. е. эпохой не только объединений и схождений, но и расхождений и изоляции, которые привели славян на по­бережье Адриатики и на верховья Волги, на берег Фин­ского залива и на Балканы и обусловили формирование новых племенных языков, зарождение местных культур­ных и бытовых особенностей славянских племён, всё более и более отличающихся друг от друга.

    Это было в середине I тысячелетия н.  эры.

    Так разрешает современная наука сложный и очень

    важный для понимания древнейшей истории русского на­

    рода вопрос о происхождении славян.        

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.