ГЛАВА I. ЗЕМЛЯ РУССКАЯ - Древняя Русь - В. Мавродин - История Киевской Руси - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    ГЛАВА I. ЗЕМЛЯ РУССКАЯ

    На много, много сотен километров протянулась Русская земля: от берегов Тиссы и Попрада, от Дунайца и Вислы, от Бодрога и Латорицы, от Быстрицы и Черемоша до Донца и Дона, Кубани и Керченского пролива, от Вепря и Буга, Бобра и Немана до Оки и верховьев Волги, Бе-лоозера и Костромы, от Западной Двины и морского по­бережья, от Невы и Ладоги до днепровских плавней и дунайских гирл.

    Есть в ней горы высокие, шапкой тёмных лесов покры­тые, ущельями глубокими прорезанные, и степи широкие, бескрайние, ковылём поросшие, глухие боры суровые сосновые столетние и весёлые зелёные буковые рощи, тёмные, как ночь, лесные озёра и залитые солнцем плавни черноморских рек, быстрые, холодные, прозрачные реки северные и мутные воды рек южных, тёплых, камы­шом и осокою поросших.

    Туманы Балтики и трескучие морозы ясных дней зимних русской тайги, белые ночи Белозерья и Невы и чёрные, как бархат, ночи южные, украинские, дожди и болота Полесья и степные суховеи, бураны задонских просторов и тишина ущелий Карпатских гор, холод страны «скал и озёр» и палящий зной Черноморья, тишина северной тайги и неумолчный птичий гомон на Днепровских  лиманах.

    Всё это — земля славянская, земля Русская.

    И населяет её «словенеск язык» со времён незапамят­ных, позабытых.

    Следы жизни и деятельности древних обитателей земли Русской, любовно откопанные и изученные археологом; остатки их речи, как отложилась она в названиях рек и озёр, болот и гор; древние источники, сохранившие упоминания о тех, кто населял восточноевропейскую  равни-ну её горы и степи, леса   и   болота   в   далёкие-далёкие времена старинные  народные   предания о делах   давно минувших дней, легенды и сказки, отразившие седую древ- ностъ, дают нам возможность восстановить историю сла­вянских и неславянских народов  нашей страны, участво-вавших в создании древнерусского государства.

    И начинается она по крайней мере за 5000 лет до на-

     ших дней.

                    За это время

    Народы    сменили    народы, Лицо изменилось земли.

     (А   К. Taicmou)

    Да, изменилось само лицо Русской земли.

    IV—III тысячелетия до н. эры ..

    Восточноевропейская равнина.

    Северо-запад Восточной Европы омывает предтеча Бал­тийского моря Литториновое солёное море, сменившее огромное древнее пресноводное Анциловое озеро.

    Его ответвлением на восток является громадный залив, тянувшийся в те времена по долине Невы до реки Тосны. Это — древний Финский залив.

    Климат Восточной Европы той далёкой поры был тёп­лым и влажным. Это время распространения влаголюби­вой растительности, время торфяных болот и торфяников.

    На западе Восточной Европы преобладают леса из тисса и бука, доходящие на востоке до Днепровского ле­вобережья, где по реке Ворскле остатки этих древних

    лесов можно наблюдать по сей день.  К концу Атланти-  ческого периода, периода Литторинового моря, когда кли­мат постепенно стал терять свою влажность,  на  востоке

    преобладает дуб, становящийся господствующим и на за­паде Восточной Европы.

    Уровень стояния речных вод был выше, нежели теперь, и реки были шире и многоводней. Всюду сверкала гладь , бесчисленных озёр, тянулись бесконечные топи, покрытые  торфяниковой растительностью.

    Обширные поймы и заливные луга рек Восточной Евро­пы, надлуговые террасы с обрывистыми берегами, отстоящие друг от друга на километры и возвышающиеся над современным уровнем реки на 10—15 метров, свидетель-

    о том, что реки эти текли когда-то в ложе, по сравнению с которым современная пойменная долину кажется ничтожной.

    Более высокий уровень рек обусловливал и более высокий уровень стояния  грунтовых вод, что и приводило к образованию многочисленных озёр и болот.

    Этому же способствовало наличие колоссальных лесных массивов, задерживавших весной снег и таким образом вызывавших значительное увлажнение почвы.

    В те времена степи заходили далеко на север вплоть до Оки, где и сейчас сохраняются остатки древнего степ­ного ландшафта, степной животный и растительный мир.

    И в то же самое время по песчаным надлуговым тер­

    расам степных рек, впадающих в Чёрное море, вековые

    сосновые боры с их торфяниками и мхами, северной

    растительностью и северными лесными животными (лось,

    медведь, бобр и др.) доходили вплоть до Днепровских

    лиманов.              

    Севернее, повсюду, вплоть до лесостепной полосы, ле­жали бесконечные лесные массивы, лишь кое-где прорезан­ные широкими речными долинами,  болотами, да   на   во стоке, к Оке и Волге, перемежающиеся с оазисами степи.

    Борьба степи и леса на юге Восточной Европы шла всё время, пока, наконец, влияние надвигающихся средне­азиатских пустынь и общее уменьшение влаги в воздухе в э земле не привело к победе степей и к установлению в Причерноморье современного степного ландшафта, расти­тельного и животного мира.

    В то же самое время благотворное влияние Гольфстре-ма, ещё ранее изменившего своё течение и подошедшего к берегам Европы, и местные условия, обусловливающие большую влажность, способствовали надвиганию лесов на степь. Окраины лесостепной полосы зарастают лесом, устремляющимся на юг.

    Вместе с ухудшением климата меняется и сам харак­тер лесов. Постепенно редеют, леса влаголюбивых расте­ний. На западе Восточной Европы господствуют буковые леса. Больше становится сосны и берёзы. Начинается высыхание торфяников, покрывающихся сосной и берё­зой. Это время образования Невы, древнего Балтийского моря, эпоха позднего неолита и бронзы, III—I тысячеле­тий до н. эры.

    Но и в эту пору влажность всё же была ещё   велики, хотя, быть может,  были отдельные породы  засушливого (ксеротермического) климата. Ещё в период трипольских поселений   (III—II тысячелетия до н. эры) в районе и южнее Киева росли окру­жавшие многочисленные озера густые лиственные и сме­шанные леса, тянувшиеся полосами вдоль речных пойм и сплошными массивами по водоразделам. Остатки лосей, бобров, кабанов, речных черепах, водяных крыс и т. д. в местности ныне степного типа говорят о том, что во времена Триполья этот район представлял собой леси­стую, обильную водами местность.

    С течением времени (I тысячелетие до н. эры) восточ­ноевропейская равнина принимает свой современный вид. Тайга с сосной и берёзой на востоке, ограниченная с юга островными лесами, протянулась от Финляндии до Урала, где она постепенно, принимая в себя пришельцев флоры Сибири, переходила в сибирские таёжные просторы.

    Южнее лежала лесостепь, на востоке круто поднимав­шаяся к северу, а на западе, у Днепра и Дуная, опускав­шаяся почти до моря, а ещё южнее тянулась перемежае­мая лесными островами черноморская степь, переходящая в степь и полупустыню Приволжья и Заволжья.

    В это время множество изменений в растительном и животном мире Восточной Европы связано уже с дея­тельностью человека.

    Лесные и степные пожары, возделывание почвы, выру­бание и выжигание лесов, истребление одних видов расте­ний, животных и птиц и культивирование и приручение других, осушение болот, прокладывание дорог, расселение человека, а с ним вместе распространение видов жи­вотных и растений, ранее не встречающихся в данной местности, и т. д. приводят не только к радикальному изменению флоры и фауны, но даже к изменению мест­ности (изменение течения рек, уменьшение числа озёр и болот и т. п.) и климатических условий.

    Письменная история застаёт, наших далёких предков заселяющими все три полосы Восточной Европы: степь, лесостепь и лес.

    На крайнем западе Русской земли, за Карпатами, где, по старинному народному преданию, спит вечным сном «старший» русский богатырь Святогор, лежат покрытые

    зелёными виноградниками, буковыми, хмелем повитыми рощами долины Тиссы, Грона, Попрада, Лаборца, Угорской Руси. Незаметно повышается поверхность земли, переходит в холмы, а туда дальше к северу и востоку, в древние горы Карпатские, горы Русские, горы Угорские.

    Мягки контуры подёрнутых синеватой дымкой, порос­ших лесом Карпатских гор.

    Поднимаются вверх туманы низменностей, клубятся об­лака, шумят на дне каменистых ущелий горные реки; Бе­лый и Чёрный Черемош, Быстрица, Сан, Стрый, Вислока, Тисса...

    В предгорьях Карпат растут дубовые леса, а выше — бук и пихта, ещё выше — сосна. На горных плато, среди скал, раскинулись изумрудные альпийские луга.

    Населяют их волки и лисицы, медведи и барсуки. В за­рослях кустарников, у подножий гор, мелькают пугливые дикие козы. А дальше, на восток и юго-восток, — зелё­ные рощи Буковины, покрытые лесами холмы северной Бессарабии. Чем дальше на восток, тем реже встречается бук, сменяясь грабом и, наконец, дубом. Растут они вперемешку с широколистным клёном, липой, осиной и ярко-белой берёзой.

    Южнее — холмы Кодр, поросшие древними лесами из граба, ясеня, клёна, липы, дуба, березы, ильма, черешни, а ещё дальше на юг, к морю, — леса, надвинувшиеся не степь. И тянутся до самых степей дуб и липа, черешня и груша, плющ и ясень, берест и клён, дикий виноград и серебристая липа.

    А там, у Черноморского побережья, от низовьев Прута и Днестра и дальше на восток протянулись бескрайние степи, широкие, необозримые, ковылём и полынью по­росшие.

    «Ничего в природе не могло быть лучше. Вся поверх­ность земли представлялась зелено-золотым океаном, по которому брызнули миллионы разных цветов: сквозь тон­кие, высокие стебли травы сквозили голубые, синие и ли­ловые волошки, жёлтый дрок выскакивал вверх своею пи­рамидальною верхушкою; белая кашка зонтикообразными шапками пестрела на поверхности, занесённый бог знает откуда колос пшеницы наливался в гуще ..» (Н. В. Го­голь).

    По весне, как спадёт снег, вся степь покрывается красными и жёлтыми тюльпанами, красными пионами. Позднее зацветают пурпуровые и голубые гиацинты. Но вот солнце печёт все сильнее и сильнее. Ковыль распускает свои се­ребристые ости. Степь как бы подёргивается сединой, и желтовато-серый фон её разнообразится только пятнами васильков, шалфея, колокольчиков.

    Бегут по степи на юг широкие реки степные. У впаде ния их в море, по лиманам, растут плавневые леса из вяза, береста, вербы, тополя, дуба, ясеня.

    Бесконечные плавни, рукава, ерики, камышом и осокой поросшие, с зарослями чакана (водяного ореха).

    Тянутся вдоль берегов степных рек пойменные леса ду­бовые, липовые, ольховые, да кое-где остатками былых эпох, живыми ископаемыми, на песчаных почвах полын­ной южной степи высятся сосновые боры.

    А в водоразделах — степь да степь, бескрайняя, необо­зримая.

    Лишь кое-где однообразие её нарушают степные ку­старники бобовника, тёрна, шиповника. Ранней весной пышно цветут они и оглашаются пением бесчисленных пернатых.

    Свист  полночный соловья, Ветер, степь, да тучи...

    (А. К   Толстой)

    К концу лета степь выгорает. Уныла она в это время. Мутное, накалённое небо... Обожжённая, вымершая, по­черневшая земля. Тишина. Только трещат кузнечики. Не видно ничего живого. Только высоко в небе парит степ­ной орёл.

    А зимой носятся по степи бураны холодные, засыпают овраги, наметают горы снега в лесах.

    Богат животный мир степей.

    Проносятся косяки одичавших лошадей — тарпангов, мелькает горбоносая сайга, мерно шагают огромные уса­тые дрофы, с треском снимается стрепет, свистит байбак (сурок), в воздухе звенят жаворонки, высоко в небе кур­лыкают журавли. Хрипит кроншнеп, купается в знойном воздухе с унылым криком чибис, с озера на озеро несут­ся стаями утки. В камышах лиманов гнездятся ибисы, колпицы, чепуры, огромные пеликаны, белоснежные ле-

    беди, мелькает пестрая шкура дикого кота, с шумом раз двигают камыши, лакомясь чаканом, клыкастые кабаны

    Далеко на восток раскинулись степи,  поднимаясь всё дальше к северу до  Дона,  Хопра, Медведицы, где переходят в  лесостепь,  в  леса   Рязанские,   Мордовские, Мещерские, Муромские.

    Севернее тянется лесостепь С незапамятных времён здесь лес перемежался степью и наоборот, но всё же на заре нашей истории лесов было неизмеримо больше, С давних пор леса были разбросаны отдельными вами инолосами по речным долинам, оврагам, по высоким степным нагорьям. На юге лесостепь переходит в ковыль­ную степь, на севере по Остру и Десне, Тетереву и Ужу — в сплошные смешанные и хвойные леса Черниговского, Киевского и Волынского Полесья На юг, по Пслу, Суда, Ворскле, росли огромные древние леса из дуба, ясеня, груши, граба, яблони, клена, ильма.

    Густой  шатёр зелени  высокоствольных  широколистных деревьев, населённый  мириадами пернатых певцов, оглушавших   многоголосым   громким   пением,    покрывал   по опушкам заросли непролазного кустарника орешника, шиповника,  бруслины, тёрна.

    Огромные многовековые дубы "и сосны в 3—4 сажени в окружности, колоссальные липы придавали лесу особый колорит.

    У впадения реки Самары в Днепр, лежал древний лес из дуба, сосны, береста клена, ясеня, липы, берёзы, где подобные гиганты были не редкость

    Эти древние степные леса во многих местах сливались с пойменными лесами. В промежутках между ними ле­жала степь с её ковылём и степным кустарником

    В лесостепи обитали тарпанги и сайги, медведи и вол­ки, лоси и кабаны, дикие козы в благородные оленя, барсуки и куницы, рыси и горностаи, бобры и выдры, сур ки и хомяки. В лесах бродили огромные и сильные дикие быки — туры, большерогие, с чёрной полосой по спине, настоящие цари лесостепей, предки современного серого украинского скота. Здесь, в лесостепи, житель северной тайги — глухарь встречался с дрофой, сосновый клёст с удодом, а тетерев населял и леса и степные кустарники.

    А дальше, к северу, — черноземная полоса, где черно­лесье перемежается с «переполяньями», край, где

     

    Лес дремучий кругом понавесился Вековыми дубами,  берёзами, Сполз с горы, перебрался и за реку Точно  в брод перешёл и раскинулся В непроглядную даль, в необъездную .

    (Л. Мей)

    Массивы лиственных лесов с подлеском из постоянного спутника дуба — ореха и папоротников, с вековыми ду­бами, огромными осинами, остролистным клёном. Лесные поляны усеяны фиалками и незабудками, анемонами и ирисом.

    Чащи, озёра и болота Белоруссии, где остатком древ­ней поры, реликтом далеких времён, темнеет Беловеж­ская пуща с её соснами, елью, дубами, грабами, вязами.

    Высятся по песчаным почвам дремучие сосновые боры, по поймам многочисленных, мощных, но медленно теку­щих: рек тянутся дубовые леса, а по низинам раскинулись заросли ольхи и осины.

    Шумят высокие цветущие липы, гудят рои диких пчёл, в бесчисленных рощах -заливаются соловьи.

    На много верст протянулись древние Брынские, Ме­щерские леса.

    Текут по ним тихие лесные реки.

    «Свободно и могуче обрастают берега их широколист­ною и узкою осокой, аиром, палочником и крупными не­забудками; а по всем затишьям — необыкновенной вели­чины тёмнозелёные круглые лопухи плавают уединённо на длинных стеблях своих, однообразно двигаясь течением реки. Водяная птица как будто боится уединения и утки перестают жить и водиться на реках, когда они слишком далеко углубляются в лесную глушь. Рыба и земновод­ный зверь остаются их хозяевами. В пустынном безмол­вии и мраке катятся многоводные струи и только ветви наклонившихся или упавших в воду столетних деревьев,  противясь течению, производят неумолкаемый, но тихий и глухой рокот. Плеснётся большая щука, переплывет реку поречина, нырнёт выхухоль — и только; но и этот слабый шум скоро поглощается общим безмолвием. Смот­рится только в воду разнообразное чернолесье — липа, осина, берёза и дуб, кладя то справа, то слева, согласно

    стоянию солнца, прямые или косые тени свои на поверхность реки» (С. Т. Аксаков).

    Дальше, к югу, к луговой степи берега рек порастают густой урёмой. Кусты лозы купаются в воде, перемежаемые зарослями черета и ситника, сплошным покровом белых и жёлтых лилий покрыты тихие заводи, склони­лись к водам реки ветви огромных дубов и лип, на много верст протянулись поросшие кустарником и камышом озёра заливных лугов

    На севере лиственные леса переходят в смешанные и, наконец, в хвойные. Тянутся они сплошным массивом, прерываемым лишь многочисленными реками и ручьями, болотами и озёрами, да кое-где, особенно на Оке, ле­жат безлесные пространства — поля, отрога далёких степей.

    Дуб, клён, липа, вяз, рябина, орешник, чем дальше к северу, тем всё чаще и чаще перемежаются сосновыми и еловыми лесами, а на севере и северо-востоке от линии, идущей от устьев Невы к Ильменю, а оттуда на верховья Волги и низовья Оки, протянулась южная граница восточ­ноевропейской тайги. Таёжные ель, сосна, пихта, листвен­ница, кедр, можжевельник сочетаются с берёзой, осиной, ольхой.

    Мрачные, безжизненные еловые леса, бесконечные мо­ховые болота и заболоченные низины, суровые, но свет­лые сосновые боры Озёрной области прорезаны холод­ными чистыми северными реками.

    Здесь, в лесах, берут начало великие русские реки — Днепр, Десна, Ока, Волга, Западная Двина. Здесь, на севере, лежат огромные озёра: Ильмень, Ладога, Онега, плещут волны Финского залива, течёт красавица-Нева. Тут — северный край Русской земли, начало области фин­ских «хладных скал» и озёр. В лесных пущах обитали зубры и лоси, туры и дикие козы, кабаны, волки, рыси, россомахи, бобры, соболи, куницы, белки, лисы, барсуки, медведи, глухари, рябчики.

    По перелескам и моховым болотам гнездились тете­рева, журавли, белые куропатки, по рекам, озёрам и бо­лотам бесчисленные водоплавающие и болотные птицы: лебеди, гуси, утки, кулики.

     

    Такова была Восточная Европа на заре истории сла­вянства, на начальном этапе истории русского народа и русской государственности.

    Необъятна земля Русская, разнообразна природа её изобильная.

    И с незапамятных времён хозяином её был предприим­чивый и трудолюбивый русский человек.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.