ГЛАВА XI. КИЕВСКИЙ ПЕРИОД В ИСТОРИИ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ - Древняя Русь - В. Мавродин - История Киевской Руси - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


История Киевской Руси
История Украины
Методология истории
Исторические художественные книги
История России
Церковная история
Древняя история
Восточная история
Исторические личности
История европейских стран
История США

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.

    ГЛАВА XI. КИЕВСКИЙ ПЕРИОД В ИСТОРИИ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

    Говоря о киевском периоде в истории славянских наро­дов Восточной Европы, мы не можем не поставить вопрос о роли норманнов-варягов, скандинавов, в складывании древнерусского государства, в развитии русской культуры, вопрос, давно поднятый в исторической литературе.

    Никто не будет отрицать того, что норманны ездили на Русь, проезжали через неё, поселялись в ней, сливались с русским её населением.

    Находки вещей норманского происхождения (норманские мечи франкской работы, о которых говорят восточные пи­сатели, норманские фибулы, украшения, оружие); сканди­навские могилы; предметы религиозного культа, вроде знаменитых молотков Тора, подвешенных к шейному об­ручу; несомненные следы норманских колоний в русских городах и около них (Смоленск—Гнездово, Старая Ла­дога и др.); наличие на Руси топонимики скандинавско-варяжского происхождения; заимствования в русском языке из скандинавских языков (ящик, гридь, кербь, кнут, лавка, ларь, луда, рюза, скиба, скот, стул, стяг, суд, тиун, шнека, ябетник, якорь); рунические надписи на Руси и о Руси; прямые указания русских, византийских, западно­европейских, восточных, скандинавских источников о нор­маннах в Восточной Европе — всё это говорит о пребыва­нии норманнов на территории Восточной Европы.

    Но ни о каком завоевании Руси скандинавами-варягами, ни о какой норманскои колонизации не может быть и речи.

    Варяги-норманны не могли насадить на Руси свою культуру, законы, государственность прежде всего потому, что у себя, в далёкой Скандинавии, они находились на том же, а во многом на более низком уровне обществен-

    ного и культурного развития, чем древняя Русь. На по­следнюю имела большое влияние с давних времён древняя античная, греческая и римская, а затем позднее визан­тийская и восточная цивилизация, что уже тогда включило славянское и не славянское население Восточной Европы в орбиту влияния средиземноморского и восточного очага человеческой цивилизации, тогда как далёкая суровая Скандинавия, порождая предприимчивых и храбрых конун­гов, викингов-воинов и мореплавателей, жадных и воин­ственных искателей славы и добычи, прославившихся сво­ей яростью берсеркеров, была далека от основных очагов культуры и прогресса, и военные качества её сыновей отнюдь не могли заменить им начатков знаний, образован­ности и культуры. Несмотря на поездки в другие, более передовые страны и связи с ними, норманские викинги не приносили на родину цивилизацию этих стран, так как многие из них уже не возвращались в Скандинавию.

    Поэтому в области развития материальной и духовной культуры, в области развития государственности Сканди­навия стояла не выше, а ниже Руси, через которую она и познакомилась с богатствами и цивилизацией Визан­тии— Миклагарда и Востока, страны сарацин, произвед­ших на сыновей суровой и холодной страны ошеломляю­щее впечатление. Недаром в скандинавских сагах, несо­мненно, верно отразивших представление широких народ­ных масс северных стран о Руси, эта последняя, Гарда-рик, выступает страной несметных богатств, дорогих това­ров, искусно изготовленных вещей, бесчисленных городов, величественных зданий, служба конунгам которой сулит почёт, славу и богатство. Общий тон поэзии скальдов, не­сомненно, правильно отражает взаимные связи Руси и Скандинавии. Руси нечего было заимствовать у скандина­вов, а те заимствования, которые имели место в действи­тельности в языке, праве, в материальной культуре, в эпосе, очень незначительны и свидетельствуют только «о деятельности норманнов на Руси, а не об их культур­трегерской миссии. Поэтому варяги-норманны не могли быть создателями Русского государства, так как государ­ство и государственная власть отнюдь не были прерога­тивой выходцев из Скандинавии, а сложились в Восточ­ной Европе в результате общественного развития славян­ских племён.

    Норманны на Руси не были колонизаторами. Это были купцы и воины-наёмники. Если они оседали на Руси, их жёнами были славянки.

    Дети, рождённые в браках со славянками, носили уже славянские имена и становились русскими, славянами. Варяги-норманны быстро поглощались славянской средой и ассимилировались славянами. «Сами вожди весьма быстро смешались со славянами, что видно из их браков и их имен» (К. Маркс).

    Поэтому влияние норманнов на культуру, быт, верова­ния, язык, обычаи русских незначительно.

    Династия на Руси была скандинавского происхождения, но она удерживается на Руси и господствует опять-таки только потому, что она русифицируется, ославянивается и, обрусев, опирается на русскую знать, использует рус­ские правовые институты, придерживается русских обы­чаев, нравов, религии, говорит на русском языке и враж­дебно относится к попыткам новых скандинавских аван­тюристов, купцов и воинов-наёмников, пытающихся по­вторить при Владимире и Ярославе то, что удалось их предшественникам в начале второй половины IX в. в Нов­городе, хотя и не отказывается от их услуг.

    Русские князья Владимир и Ярослав, посаженные на трон в значительной степени силой варяжского оружия, избавляются от наглых варяжских наёмников, первый — при помощи «воев» Руси Приднепровской, а второй — опираясь на новгородцев.

    Характерно, что сами варяжские викинги, служившие в Хольмгарде и Кенугарде у русских князей, забыли об их скандинавском происхождении и, судя по сагам, знают их только как русских князей, под их русскими именами.

    Не норманны были создателями древнерусской госу­дарственности. Не норманны создали богатую и яркую культуру Киевской Руси. Но, может быть, они дали на­чало названию Руси, самому наименованию — русские, руссы?

    За это, казалось бы, говорит то обстоятельство, что летопись называет Рюрика, Синеуса и Трувора варягами из племени «Русь», что финны до сих пор зовут шведов «ruotsi», т. е. русьг, что некоторые западноевропейские и византийские источники считают русов норманнами (Лиутпранд, Иоанн Диакон и др.), что имена русских

     «слов» (послов) в договорах с греками и названия днеп­ровских порогов «по-русски» у Константина Багрянород­ного звучат по-скандинавски, что у некоторых восточных писателей славяне («сакалиба») противопоставляются руссам.

    Чем характеризуются русы? Русы не имеют «ни не­движимого имущества, ни деревень, ни пашень» (Ибн-Росте); «пашень Русь не имеет и питается лишь тем, что добывает в земле Славян» (Ибн-Росте). Зато у них много городов, они воинственны, драчливы, храбры. Русы постоянно воюют и совершают нападения на славян, за­хватывают в плен и порабощают, а также добывают в земле славян всё необходимое для жизни, очевидно, соби­рая дань. Всё их имущество добыто мечом. Многие сла­вяне, для того чтобы спастись от нападения русов, соби­равшихся в дружины по 100 — 200 человек, приходят к русам служить, «чтобы этой службой приобрести для себя безопасность» (Гардизи). Русы — воины и купцы. Они ездят в «Рум и Андалус», в Хазарию, Византию, Багдад. Их поездки делали Чёрное море «Русским мо­рем». Они живут в городах, окружают своих каганов. Русы хорошо одеты, богаты, «живут в довольстве» (Ибн-Росте). У них много рабов, драгоценностей, денег, украшений, дорогого оружия, тканей и т. п. Они высту­пают в роли купцов и послов, заключают соглашения от имени своих правителей, ведут заморскую торговлю. Зи­мой они собирают дань и выходят в полюдье в земли подвластных славянских племён (Константин Багряно­родный).

    Такова «Русь» — «русы», так, как они рисуются нам по источникам.

    А кто же славяне?

    Славяне платят дань. Они возделывают землю, у них пашни, нивы, скот. Они живут в деревнях, пашут, пасут скот, добывают меха, которые у них отбирают в качестве дани русы. Они бедны, плохо вооружены. Славяне под­вергаются набегам русов, которые собирают с них дань, кормятся во время полюдья, захватывают в плен, пора­бощают, вынуждают идти к ним на службу. Они мало­подвижны, редко ездят. Их почти не знают соседи. Русь подчёркивает свое господствующее положение даже в том случае, если и они и славяне участвуют в совме-

    стном походе. Так, например, русы ставят на свои ладьи парчёвые паруса, а славяне — полотняные.

    Такое деление русов и славян не этническое, а социаль­ное, классовое.

    Перед нами две резко обособляющиеся группы: 1)русы— это городская, военная и купеческая, господствующая верхушка и 2) славяне — это земледельцы, основная масса бедного сельского населения, общинники, всё более и бо­лее теряющие свою былую самостоятельность.

    И среди этой верхушки воинов и купцов, варварской военной рабовладельческой и торговой правящей вер­хушки были варяги, норманны. Их-то как наиболее по­движной элемент, вечно стремившийся к поездкам, вой­нам, походам, торговле, их, этих вечных бродяг-авантю­ристов, русские князья использовали прежде всего в ка­честве военной силы для далёких походов, послов и «го­стей» (купцов — княжеских торговых агентов) и т. п.

    Поэтому-то о Руси и о русских часто судили по нор­маннам русской службы, уже в той или иной степени

    обрусевшим.

    Варяги представляют славянскую Русь в посольствах, торговле, они воюют, нападают, нанимаются на службу, продают свой, меч и свои товары далеко на юге и на во­стоке, и немудрено, что соседи часто составляют себе представление о Руси в целом по этим норманским иска­телям «славы и добычи».

    Быть может, социальная верхушка, которую мы назы­ваем «русью», получила своё название именно от этой своей части, от норманнов?

    Нет.

    Термин «русь», «рось», «рус», «рос» — очень древнего происхождения.

    На юге Восточной Европы народы, в имени которых встречается термин «рос», упоминаются в источниках ещё во времена сарматов.

    Мы знаем «роксаланов» или «росаланов», одно из сар­матских племён, аорсов, росиев (Ефрем Сирии), розомо-нов (Иордан, саги о Германарихе), росов (Псевдо-Зха-рия).

    Кто были   они, эти народы    «росского»   начала? Это

    были народы различного   происхождения и говорили они

    на различных языках.    Одни из них, быть    может, были

    близки к готам и герулам, другие, несомненно, принадле­жали к народам иранского происхождения.

    Несомненно то, что какая-то, и очень значительная, группа этих племён, носившая название роксаланов (или росаланов), состояла, собственно, из двух частей — «ро-сов» и аланов, причём «роке», «рос» означал «светлый» (близко к этому русское «русый», т. е. тоже «светлый»). При этом следует отметить, что в районе среднего При­днепровья ряд географических пунктов имеет в своём наименовании корень «рос».

    А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что жи­тели среднего Приднепровья начала н. эры — восточные славяне — анты — в своём наименовании также были не чужды термину «рос».

    Характерно также и то, что термин «рос» во множе­стве отложился в топонимике Белоруссии и Литвы, где издавна жили древние славяне и ближайшие сородичи — литовцы.

    Из этого отнюдь ещё не следует, что он, этот термин, является принадлежностью только славянских и литов­ских земель, но мы вправе утверждать, что термин «рос» — очень древнего происхождения и в славянских и литовских землях Восточной Европы выступает с отда­лённых времён как понятие этническое. Это — первый этап в истории термина «Русь».

    Но затем «рос» — «рус» («рос»-ы — «рус»-ы) становится лонятием социальным, и этнический термин превращается в общественный, классовый.

    Н. Я. Марр считает, что «русская» или «росская» военно-дружинная организация являлась «классовой ор­ганизацией строителей древнейших городов на Руси».

    «Русь» в этом смысле слова мы уже рассматривали. Это — второй этап в эволюции понятия «Русь».

    И, наконец, третий этап в развитии термина «Русь»: он снова становится понятием этническим и начинает по­крывать собой всё население государства, господствую­щая прослойка которого носила название «русы».

    «Русь» того времени — это область среднего Придне­провья (Киев, Чернигов, Переяславль), центр «русской» военной организации, земля Русская, бывшая земля по­лян, «яже ныне зовомая Русь».

    По   мере   распространения   власти  Киева,  князя  «рус-

    сов», князя Руси, на земли восточных славян от Карпат и земли пруссов до Оки, от Ладоги до Дуная, на земли финно-угорских и литовских племён всё население, под­властное русскому князю, вошедшее в состав древнерус­ского государства, получает наименование русских, а земля — Руси.

    В IX — X вв. «русы» — это господствующая славян­ская верхушка, сложившаяся, в первую очередь, на юге, в среднем Приднепровье. Это — Русь в узком смысле слова, «Русь внутренняя». В её составе много норманнов, и поэтому её легко спутать (и часто, действительно, пу­тают) со скандинавской вольницей. Это трудно сделать на Руси, но очень легко — за её пределами. В Византии, правда, разделяют русских, варягов и норманнов, «жи­телей островов на севере океана». Норманны, в визан­тийских источниках — это не русские, а русские — это не обязательно норманны, хотя среди них могут быть и скандинавы.

    Интересно отметить, что отождествление варягов с русью в летописи не является первоначальным, а введено составителем Повести временных лет 1111 г.; в пред­шествующем своде 1093 г. говорилось о том, что варяж­ские дружины стали называться «русью» лишь в Киеве.

    Перейдём к вопросу об образовании древнерусской на­родности.

    Деятельность Владимира в области «устроения» земли Русской, его заботы о «строе землянем» и об «уставе землянем» и объединение всех восточнославянских зе­мель от Карпат до Оки и Волги, от Ладоги до Дуная, Олешья и Тмутаракани, объединение политической жизнью, единой государственностью, единым «законом русским» и религией, общностью материальной и духов­ной культуры, общей борьбой с «ворогами», общими ин­тересами на мировой арене — всё это не могло не вы­звать больших изменений в жизни восточного славянства как некоего этнического массива.

    Зарождается и крепнет древнерусская' народность.

    Общественное развитие, результатом которого было со­здание древнерусского государства, вызвало большие из­менения в этническом составе населения Восточной Европы.

    Укрепление    государственности  на территории Восточ-

    нон Европы, государственности, находящейся в руках русской варварской феодализирующейся, а позднее уже чисто феодальной верхушки, имело огромное значение в формировании древнерусской народности.

    Киевское государство объединило восточнославянские племена в единый политический организм, связало их общностью политической и экономической жизни, куль­туры, религии, способствовало появлению и укреплению понятия единства Руси и русского народа.

    Развивающиеся торговые связи между отдельными го­родами и областями Руси, сношения между русским насе­лением различных земель, установившиеся в результате «нарубания» воев, хозяйничанья и управления княжих «мужей», расширения и распространения княжеской го­сударственности и доменной администрации, освоения княжой дружиной, боярами и их «отроками» всё новых к новых пространств, полюдье, сбор дани, суд, переселения по своей инициативе и волей князя, расселение и колони­зация, совместные поездки, походы и т. п. — всё это в совокупности быстро разрушало первобытную языковую и культурную племенную и территориальную разобщён­ность.

    В племенные и областные диалекты проникают эле­менты диалекта соседей, в быт населения отдельных зе­мель — черты быта русского и нерусского «людья» дру­гих мест и т. д. Речь, обычаи, нравы, быт, порядки, ре­лигиозные представления, сохраняя много отличного, в то же самое время приобретают общие черты, характер­ные для всей русской земли.

    И так как «главное орудие человеческих торговых сношений есть язык» (Ленин), то эти изменения в сто­рону единства в этнокультурном облике русского насе­ления Восточной Европы идут прежде всего по линии установления общности языка, так как язык — основа народности.

    Два фактора определяют собой народность как этни­ческое понятие:

    1) общность языка и 2) национальное самосознание, сознание единства всех людей, говорящих на данном об­щем языке.

    Ещё в племенных диалектах наблюдаются явления, свидетельствующие о развитии их в сторону некоего

    единства. Ещё в древности, на самой заре русской госу­дарственности, со времён возвышения Киева, говор по­лян, «яже ныне зовомая Русь», впитавший в себя эле­менты языков пришельцев в эту местность славянского и не славянского происхождения, выдвигался в качестве общерусского языка.

    В древней Руси, стране городов, «Гардарик» сканди­навских саг, в IX — XI вв. в результате развития ре-мёсл и торговли и роста городов, в которых сосредото­чивается подвижная господствующая знать: князь, дру­жинники, купцы и т. д., происходит процесс интенсив­ного выделения городского диалекта, носящего общерус­ский характер и отличающего от пёстрых племенных диа­лектов, сохраняющихся ещё долгое время в деревнях. Язык горожанина, и прежде всего, представителя полу­патриархальной-полуфеодальной варварской знати, отли­чается всё больше и больше от языка «сельского людья». Эта первая, выступающая в византийских и восточных источниках под названием «росов» или «русов», говорит одним и нем же языком в Киеве и Новгороде, на Бело-озере и в Переяславле, на Оке и в Прикарпатье. В этом языке знати и горожан сглажены племенные диалекты, не мало заимствований из других языков (греческого, финно-угорских, тюркских, норманских).

    Пёстрая многоплеменная верхушка — «русь», впитавшая в себя различные племенные элементы, но имевшая своим центром Киев, вырабатывает особый диалект, более слож­ный и богатый, нежели сельские диалекты, диалект, в ос­нову которого был положен язык «Руси», т. е. Киева, земли полян.

    Так рождался общий разговорный древнерусский язык. Вторым источником формирования последнего был язык народного эпоса (песен, сказаний, былин), необы­чайно распространенного в древней Руси, язык, характер­ный отвлеченными понятиями, стандартами и элементами чужеземного эпоса, неизвестными речи деревенского на­селения, язык «боянов», «соловьев старого времени».

    Третьим руслом формирования общерусского языка был язык правовых документов и норм, язык деловой литера­туры, возникшей ещё до «Русской Правды», во времена «закона русского», если не раньше. Он вырос из разго­ворной речи, во специфика его, особое содержание и упо-

    требление главным  образом  всё той же  верхушкой  сде­лала его наддиалектным.

    Так ещё в дописьменные времена в древней Руси на­чал складываться в городах и в районах, к ним примы­кающих, общерусский разговорный язык. Когда на терри­торию древней Руси проник в качестве языка богослуже­ний и «книжности» древнецерковно-славянский язык, язык письменности, появившейся на Руси задолго до принятия христианства и пользовавшейся народной речью, он не мог стать единственным языком древнерусской письмен­ности, так как хотя был и не чуждым, но чужим.

    Поэтому уже в XI в. оформляется древнерусский ли­тературный язык, в основу которого легли древнецер-ковно-славянская письменность и древнерусский разго­ворный язык. Питающей средой древнерусского литера­турного языка являлись языки-диалекты восточных славян и древнецерковно-славянский язык, впитавший в себя элементы языков народов Средиземноморья. Этим и объясняется исключительное богатство древнерусского литературного языка, высокий уровень развития его„ языка с богатой стилистикой и семантикой.

    Итак, налицо первый фактор, определяющий собой единство древнерусской народности, — язык.

    Остановимся теперь на втором — на чувстве нацио­нального самосознания.

    Достаточно беглого взгляда, брошенного на наши ис­точники, — а они отражают мысли людей древней-Руси, — достаточно даже поверхностного знакомства с древнерусскими преданиями, — а они отражают идеоло­гию народа, — для того чтобы убедиться в том, насколько развито было у наших предков чувство единства народа чувство патриотизма, любви к родине, само понятие ро­дины, земли Русской, насколько большое всеобъемлющее понятие вкладывали они в слова «Русь», «русская земля».

    Яркими памятниками древнерусского патриотизма, отра­жающими чувство национального самосознания русского-народа, являются и повесть временных лет, «Откуда есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть» и «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона, и «Память и по­хвала» Иакова Мниха, и «Слово о полку Игореве», и другие жемчужины древнерусской литературы.

    Они проникнуты чувством любви к земле Русской, они с гордостью говорят о своём русском народе, о его славных богатырских делах. Сознанием единства русской земли, единства русского народа от «Червенских гра­дов» до Тмутаракани, от Ладоги и до Олешья проник­нуты произведения «книжных» людей киевской поры.

    Это сознание единства является величайшим вкладом киевского периода в историю всех трёх братских славян­ских народов Восточной Европы, имевших общего предка — древнерусскую народность времён Владимира, Ярослава и Мономаха.

    В это же    время складывается    единство культуры от Перемышля и Берлади, от   Малого Галича  и Бельза до Мурома    и Рязани, Ростова    и Владимира, от Ладоги и Пекоса, Изборска  и Белоозера   до   Олешья   и   Тмутара­кани;   единство, проявляющееся  буквально   во   всём — от архитектуры до эпоса, от украшений и резьбы по дереву до свадебных обрядов, поверий, песен и поговорок; един-    ство, роднящее ещё и в наши дни гуцула   и   лемка Кар­пат с русским  крестьянином Мезени и Онеги, белорусса из-под  Гродно  с  жителем    рязанских    лесов.  И  в  этом единстве мы также усматриваем великое наследие  киев­ского периода  в русской  истории,  ибо  он,  киевский  пе­риод нашей истории, сделал русских русскими. И созна­ние единства, память о том, что во Львове, Галиче, Бе-рестье,    Холме,    Ярославе,    Пряшеве,   Хусте,   Ужгороде, Киеве,  Минске,  Полоцке живут те же  «русские»,  что и во  Владимире,  Твери, Новгороде,  Смоленске,  Ярославле, Суздале, связанные    общим  происхождением,   близостью культуры и    языка, общностью    религии,    историческими традициями    киевских времён, — никогда  не исчезало из самосознания великорусского, украинского и белорусского народов, и не могли изгладить его ни страшное Батыево нашествие, ни безмерно тяжкое татарское иго, ни вековое господство литовских  и  польских панов,  венгерских  маг­натов,  молдавских    бояр, ни годы лихолетья, ни тяжкие испытания, выпавшие на долю всех трёх ветвей великого народа русского.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 12      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.